Interview

Trends

News

Стефан Бельмон, Jaeger-LeCoultre

О том, почему Бэтмен носит Reverso и сколько это стоит, корреспонденту журнала Chronoscope рассказал директор по маркетингу Jaeger-LeCoultre Стефан Бальмон.

Стефан, Jaeger-LeCoultre часто приходится видеть в фильмах и наверняка это ваших рук дело. Скажите, вы как-то просчитываете отдачу или прибыль от появления часов в кино и можно ли вообще спрогнозировать сколько продаж принесет продакт плейсмент?
Не думаю, что появление в кино такого продукта как Jaeger-LeCoultre влияет на продажи. С точки зрения маркетинга нам гораздо важнее присутствовать на кинофестивалях, встречаться с людьми и активно взаимодействовать с захватывающим миром кино и искусства. Мы, например, поддерживаем Венецианский кинофестиваль. А просто показать часы на широком экране недостаточно. Но, конечно же, хорошо, когда Jaeger-LeCoultre там появляются.

Погодите, вот недавно Jaeger-LeCoultre оказались в «Темном рыцаре», сам фильм масштабный, о часах много кто услышал, разве это может не принести коммерческого результата?
Результат наверно есть, но он неощутим, это же высокое часовое искусство и в глобальном масштабе мы обращаемся к очень небольшому кругу людей, выпуская свои часы. А 99% зрителей вообще не знают, что такое Reverso и не разбираются в часовой индустрии, поэтому охват на деле очень невелик. Эти часы узнают не благодаря фильму, а потому что люди уже знакомы с брендом Jaeger-LeCoultre, они знают, что такое Reverso и что такое мануфактура. Они не купили бы часы только потому, что те появляются в кино. В общем, я хочу сказать, что Reverso покупают не благодаря кинопоказам. Мы отличаемся от других брендов, которые продают часы только потому, что это часы Джеймса Бонда или кого-то еще.


Но для кого-то это может явиться приглашением узнать больше о бренде и какой-то модели.
Гораздо важнее иметь прямые контакты с покупателями и рассказывать о часовом деле им лично. А кино лишь помогает нам войти в мир интересных людей и расширить свои знакомства.

Почему вы выбрали Бэтмана?
Мы не выбирали, все произошло случайно. Наше сотрудничество началось в 1990-е годы. В то время я даже не работал в компании, поэтому не могу в точности рассказать как именно мануфактура к этому пришла. Кто-то из команды Jaeger-LeCoultre в США общался с кем-то, кто был близок к киноиндустрии. Эти люди разговаривали и, беседуя, поняли, что они оба влюблены в Reverso. Так они и появились в кино. А инициатива исходила от создателей фильма.

Но теперь-то у вас заключены контракты с киностудиями?
Нет. И если говорить о других фильмах, например об «Афере Томаса Крауна», где Reverso оказываются в кадре в самом начале картины, то история не сильно отличается. Они появились там благодаря продюсеру фильма, у которого были часы Reverso. Он так гордился ими, что решил начать с них кино. Опять же, никакого контракта с ним у нас нет. Мы даже не знали что Reverso там будут. Так что маркетинг для Jaeger-LeCoultre всегда начинается с продукта, с любви к нему.


Как вам удается заронить в сердца такую любовь к продукту?
Мы всегда подробно рассказываем о часах, посвящаем людей в историю их создания, показываем как модель менялась с течением времени, какие современные технологии используются для ее производства. Вот что для нас маркетинг. Еще мы приглашаем людей на мануфактуру, возим мастеров в другие страны, где они показывают, как часы выглядят изнутри. Так что продвижение часов в Jaeger-LeCoultre — это всегда персональное общение с людьми, а не массовая или скрытая реклама с участием знаменитостей. Еще мы хорошо знаем своих клиентов, и поэтому нам не нужны инструменты массовой коммуникации. Звучит странно? Но если вы посмотрите на цифры, на количество часов, продаваемых нами ежегодно, вы поймете, что знать почти всех клиентов Jaeger-LeCoultre – это не сложно.

Часто ли пользуются ваши клиенты услугой нанесения персональной гравировки с обратной стороны Reverso? Это помогает продавать часы?
Гравировки — давняя традиция, которая зародилась лет 80 назад. В те времена это не было маркетинговым ходом, просто люди покупали Reverso и хотели украсить их какой-то надписью. Инициатива исходила от самих клиентов, а мы предоставляем им такую возможность по сей день. Так обычные часы превращаются в очень личную вещь. У нас есть прекрасные граверы, есть готовые идеи декора. И интерес к такой услуге не ослабевает.

Помимо наручных часов вы выпускаете еще и настольные. Кто их покупает и как вы их продвигаете?
О, это очень сложно — люди в первую очередь интересуются наручными часами, украшениями, автомобилями и тому подобным, они совсем не задумываются о существовании таких чудес как Atmos и не понимают зачем они вообще им нужны. Поэтому Atmos мы почти никак не рекламируем. Но все же, такая работа ведется. Недавно мануфактура сотрудничала с дизайнером Марком Ньюсоном, имя которого само по себе несет в себе мощный рекламный потенциал.

То есть настольные часы не пользуются спросом у покупателей?
Рынка настольных часов почти не существует, люди даже не находят места для них у себя в домах. А еще такие часы очень дороги. Единственная причина, по которой Jaeger-LeCoultre до сих пор занимается темой Atmos – это абсолютная уникальность таких часов. Они ведь вечные. Их механизм будет работать всегда, так что покупка настольных часов превращается в покупку чего-то из ряда вон выходящего. Но с экономической точки зрения производство Atmos не имеет смысла. В год нам удается найти всего нескольких покупателей. При этом, мы занимаем около 80% мирового рынка дорогих настольных часов.

Еще вы сотрудничаете с Aston Martin. Это тоже довольно громкое имя, но вы ведь не только из-за этого завязали близкие отношения с брендом?
Aston Martin стал нашей лазейкой в мир современных часов. Работа с такой маркой, дала нам возможность выпустить часы, которые заметно отличаются от традиционных моделей Jaeger-LeCoultre. Мы же все-таки ориентированы на классику, а тут такой авангард. Ну и конечно, наше сотрудничество – отличный маркетинговый инструмент. Мы вышли в сообщество людей, увлекающихся дорогими автомобилями, смогли донести до них свои ценности.

Часовые маркетологи много внимания уделяют продвижению своих брендов в интернете, осваивают новые возможности мультимедиа. Каковы достижения Jaeger-LeCoultre в этой сфере?
Цифровые технологии для нас — возможность создать сообщество людей, которым интересно часовое дело. То есть мы не только распространяем информацию в интернете и постим туда новости, но в гораздо большей степени стремимся создать среду, круг людей, которым будет интересно обсудить часовое производство и обменяться личными мнениями на сей счет. А если у людей возникают вопросы или они хотят получить дополнительную информацию о продукции Jaeger-LeCoultre, мы с ними общаемся.

Но все же, часовые бренды не слишком жалуют интернет и социальные сети, потому что там зачастую появляется негатив.
Да, это так. Однако, мы горой стоим за то, что делаем, поэтому для нас критика и негативные мнения – не проблема. Мы найдем решение любой проблемы. Для нас социальные сети – это сообщество, в котором люди высказывают мнения о часах, причем мы особенно приветствуем тех, кто готов писать про часы качественно и вдумчиво. Мы поддерживаем всех, кто движется в этом направлении, предоставляем все возможные материалы, делаем все, чтобы человек мог как эксперт обсудить часы с другими людьми, интересующимися жизнью марки.

Текст: Chronoscope.ru
www.jaeger-lecoultre.com











Casio G-Shock GST-300

Casio G-Shock GST-300

IWC — новая любовь Владимира Путина

IWC — новая любовь Владимира Путина

Jaeger-LeCoultre Master Ultra Thin Reserve de Marche Blue Dial

Jaeger-LeCoultre Master Ultra Thin Reserve de Marche Blue Dial

TAG Heuer Aquaracer Calibre 7 GMT

TAG Heuer Aquaracer Calibre 7 GMT

Romain Jerome Steampunk Black Auto Engraved

Romain Jerome Steampunk Black Auto Engraved


 

Популярное:

Лучшее за 2012 год

Лучшее за 2012 год

Победители GPHG в Москве

Победители Grand-Prix d Horlogerie de Geneve 2012 в Москве

Часы с открытым механизмом

Часы с открытым механизмом

Часы студентов МГИМО

Часы студентов МГИМО

Китайские турбийоны

Китайские турбийоны


© 2010—2016 Chronoscope.ru Хроноскоп - журнал о часах и тех, кто их носит