Interview

Trends

News

Константин Чайкин, Konstantin Chaykin Manufacture

Разговор с Константином Чайкиным сам собой закрутился вокруг вопроса о том, почему в России до сих пор не делают часы. Странно было общаться на эту тему, находясь в здании часовой мануфактуры, которой Чайкин успешно управляет и, зная, что есть еще в нашем Отечестве такие марки как «Ника» или «Ракета». Но, как оказалось, вопрос этот совершенно справедлив и мы обсудили его максимально подробно.

Konstantin Chaikin

Константин, у вас есть планы по наращиванию производства? Когда уже ваши часы будут продаваться повсюду?
Сейчас мы выпускаем около 100 экземпляров в год. Это немало (Смеется). Но на самом деле, для мануфактуры это очень немного. Пока у меня получается выпускать только около 10 часов в месяц. Дело в том, что они совершенно неоднотипные, каждая модель уникальна. Отсюда и такие объемы. Есть цель на 2013 год – выпускать 200-250 штук в год.

Где продавать будете?
В России, в Европе и США, в Китае, везде. Китай, например, населением превосходит все страны, это мощно развивающийся рынок. Интерес к марке там есть. Очень интересуются «Луноходом», это такая знакомая всем тема. Продавать, кстати, лучше всего не в континентальном Китае, где НДС составляет 55%, а в Гонконге.

Konstantin Chaykin Wristshot

Над чем сейчас работаете?
Главная новинка сегодня – это Quartime. История такая: на циферблате модели есть всего шесть часовых индексов-апертур. Каждые 6 часов вместе с указателем утро/вечер, день/ночь в апертурах сменяются индексы. Вместо отметок 6,7,8,9,10,11 в апертурах появляются отметки 12,1,2,3,4,5. Также к следующему «базелю» планирую представить несколько сумасшедших концептов. Ждите.

Konstantin Chaykin Manufacture Quartime

А как это квалифицировать? Как некую разновидность прыгающего часа?
Нет, это часы, указывающие время в формате четырех периодов суток. Механизм по сложности не уступает вечному календарю. При этом, Quartime – самые недорогие часы Мануфактуры. Цена – от 9500 швейцарских франков. Но даже такую цену приходится объяснять. Если бы индексы переключались не мгновенно, то часы, конечно, стоили бы меньше. Но в них реализовано мгновенное переключение между индексами – для этого требуется существенно больше усилий. И в отличие от прыгающего часа, диск не вращается в одну сторону, а двигается вперед и назад каждые шесть часов – это реализовать сложнее.

Ваши часы – это 100% собственное производство?
У нас есть подрядные организации. Камни заказываем в России. Волосковые пружины тоже российские. Но в целом все делается здесь – на Мануфактуре. И связано это совсем не с тем, что мы не хотим отдать часть работы на аутсорс. Мы очень хотим! Просто нет людей, готовых качественно работать и нет людей, хорошо знающих часовое дело. В Швейцарии есть любые мастера. Там сторонним организациям отдают все: винты, механизмы, циферблаты, корпуса. Томас Прешер, например, корпуса не делает. Ему это не надо. Но и там, в Швейцарии, в Германии зачастую работают так же, как в Китае – со срывом сроков, с браком. А у нас и подавно.


Konstantin Chaykin Manufacture
Konstantin Chaikin Manufacture Parts

А что сейчас производят российские часовые предприятия?
Например, механизмы. На «Ракете», в Чистополе. Но и у таких крупных компаний есть не все оборудование. Хорошей гальваники нет, родировать тоже никто не может — ни одно предприятие в России не практиковало покрытия часовых деталей родием.

Ну а знания, технологии в России сохранились?
У нас в стране почти нет носителей систематизированных знаний. Всему приходится учиться с нуля. И мне лично приходится учить людей. Все потому, что нельзя их отправить в учебное заведение. Его тоже нет. А за границей можно отправить 20 человек в школу, они выйдут оттуда ко всему готовыми, встанут за станки и будут работать. Вот разница! Поэтому создание часов у нас на порядок сложнее, чем там.

То есть, получается, вам приходится, выстраивать инфраструктуру, а не решать какие-то специфические задачи, связанные с созданием механизмов?
Я вам, может, не открою секрета, но работать одному, сидеть за верстаком, самому делать часы, точить, фрезеровать, собирать, делать работу от начала до конца – на порядки проще. Не важно, сложные часы или нет. Посидел полгода, сделал. К сожалению, организация – более сложная структура, она требует большего количества нервов, ответственность другая. Задачи разнообразнее и их больше.

Как, все-таки, у вас распределяется рабочее время? Интересно понять: это больше организаторская работа или инженерная?
Я начинал как мастер, который сам от начала до конца делает часы. Потом появились помощники. Сейчас их столько, что это все можно назвать Мануфактурой, и здесь сегодня работает около 40 человек. Административный отдел, отдел маркетинга, коммерческий отдел, как в любой организации – бухгалтерия, есть инженерный отдел, конструкторский, дизайнеры, участок сборки, отдел технического контроля. А моя должность здесь – Константин Чайкин. Все – начиная от дизайна, заканчивая конструкторскими решениями, которые потом приходится передавать мастерам, лежит на мне. Плюс приходится часто сидеть за верстаком – обучать людей. Всегда нужно лично собирать первый экземпляр новой модели – чтобы рассказать мастерам, как собирать часы. Сделать это возможно только самостоятельно пройдя весь путь от начала до конца.

Konstantin Chaykin Lunokhod Case Parts
Konstantin Chaykin Lunokhod Case and Dial Parts
Konstantin Chaykin Lunokhod Case And Dial Parts
Konstantin Chaikin Lunokhod Wristshot
Konstantin Chaikin Lunokhod Side
Konstantin Chaykin Office
Konstantin Chaikin Lunokhod

Откуда к вам приходят часовые мастера?
Кому-то хочется мобильные телефоны продавать, а кому-то часы делать. По сей день приходят люди, не имеющие опыта работы. Мы всех берем. Обучать с нуля – дело неблагодарное, но в некоторых случаях это единственный путь. Потому что не найдете вы на финишную обработку никого. Выпускник ювелирного училища не подойдет – уровень геометрии и качество в часах другое. То, что касается мастеров производственных специальностей – операторы станков с ЧПУ, — они, конечно, есть на рынке. То, что касается часовых мастеров – это была и есть проблема. Не только в России, и в Швейцарии, и везде. Опытный мастер, понимающий часовой механизм – это редкость.

Может ли возникнуть специфическая российская часовая школа? Такая как, например, существует в Германии.
Опыт, который мы используем на Мануфактуре, конечно, отличается от швейцарского, мы прошли свой самобытный путь. Это два последних года я не вылезал из заграничных поездок. А до этого, в течение 7 лет искал все сам. По картинкам в Интернете, подсматривал что-то в книгах. Учителей не было, поэтому всюду приходилось находить свои собственные пути. Но в итоге, не так много швейцарских производителей или тех же академиков AHCI имеют такой объем инноваций, изобретений, которые есть у нас в распоряжении. Нашей компании принадлежат около 20 патентов на изобретение в области часовой механики, еще порядка 30 находятся в работе!

Konstantin Chaikin Watchmaking History

Мы даже станки делаем сами. Я однажды приехал на выставку оборудования в Швейцарии, смотрю – станок стоит за 120 тысяч евро. Доставка 3 месяца. Мы решили сами его собрать – собрали, за 2 месяца и за 15 тысяч евро. Сами спроектировали. У нас есть свои зуборезные станки, малая токарная группа, все для финишной обработки. Станки стараемся охранять от назойливых зарубежных глаз.

У нас в стране принято во многом полагаться на государство. Оно делало какие-то шаги в сторону того, чтобы помочь отечественной часовой промышленности?
Нет. Вот пример: когда немец покупает в Германии станок за $100,000, ему государство компенсирует 40%. Что нужно сделать для того, чтобы купить станок в России? Надо потратить сотню тысяч долларов, 30% от цены доплатить на таможне. Получается – за 130 тысяч вы получаете станок здесь и за 60 тысяч вы получаете его там. Делайте выводы. А о том, что у российских космонавтов часы Fortis на запястьях, я вообще молчу.

Сколько у Мануфактуры собственных механизмов?
Мы сейчас поддерживаем одновременно 15 разных калибров! Есть базовые калибры и на их основе мы создаем какие-то другие механизмы. Взять, к примеру, коллекцию Levitas. Из базового калибра вырастают механизмы с лунной фазой, без фаз, с GMT, с календарем.

Какова себестоимость часов Konstantin Chaykin?
Колоссальная. Главная проблема в том, что не отлажен технологический процесс. Крупные фабрики, в связи с тем, что работают всего с 5-6 механизмами, могут себе позволить объемы в десятки тысяч часов и поточное производство, на котором занято несколько сотен человек. У нас же штучное производство, каждые часы уникальны – отсюда и высокая цена.

Konstantin  Chaikin Caliber

Сколько стоит, например, один небольшой винтик для механизма?
В среднем 100 рублей. Недешево. Вообще, каждые часы – это некое количество деталей, некое количество операций. Если посчитать, то в часах, которые мы производим, в среднем около 200 деталей. Изготовление каждой требует до 100 операций. Если допущена ошибка на любом из этапов, деталь попадает в брак. Если проблема пойдет дальше и достигнет, не дай Бог, сборки – в брак идет еще большее количество деталей. Такое часто случается, собирается, например, мост – туда прессуются штифты, камни, золотые шатоны. Если не соблюдены допуски, то в брак идет шатон, затем ломается камень, и сам мост. Вот эта совокупность деталей, если перевести их в рубли, достигает десятков тысяч рублей. Столкнувшись c такими случаями, я окончательно осознал почему часы, черт возьми, так дорого стоят!

Как происходит обслуживание ваших часов?
Если человек у нас купил часы, и пусть даже через 5 лет принес их нам с какой-то проблемой, мы ему бесплатно все делаем. У нас нет тяги зарабатывать на сервисе. Случаи обслуживания все стандартные. У кого-то точность начинает хромать. Для часов из коллекции Levitas главная проблема – это пыль.

Konstantin Chaikin Levitas Back
Konstantin Chaykin Levitas
Konstantin Chaikin Lunokhod and Levitas

Напротив Мануфактуры стоят цеха фабрики «Ника». Какие у вас с ней точки соприкосновения?
Мы работаем вместе. «Ника» – наш инвестор, они заинтересованы в возрождении часового производства. И мы с ними идем одной дорожкой.

Но они делают такие вещи…
Масс-продукт?

Ну, можно и так сказать. Для простых людей
Но, есть же у нас простые слои населения! Есть понятие фэшн, такой товар пользуется спросом. Объем производства около 200 тысяч экземпляров в год – это ответ на вопрос «благородно – не благородно». Потребитель голосует деньгами. У «Ники» золотые и серебряные часы – ювелирка. За счет этого есть спрос. Японские и швейцарские механизмы внутри – вынужденная необходимость. Потому что больше ставить нечего. Но это лишь этап развития, когда-нибудь «Ника» будет в таком же объеме делать часы с механизмами, сделанными в России, сделанными гораздо лучше.

Вы считаете, что у этой компании такая глобальная цель?
Это и моя глобальная цель. Я рад, что у нас сейчас возрождается часовое производство, что появляются отдельные личности, которым интересно. Читал, например, у вас про Валентина Ерофеева, он молодец, двигается вперед. Тот же Жак Полье пытается поставить на ноги «Ракету». Это очень хорошо. Хочется, чтобы потенциал российского инженера и российских производств стал виден всему миру. У нас ведь было 15 часовых заводов, на 12 из них делали механизмы. Сейчас осталось два с половиной. Такая же ситуация происходит в автомобилестроении, в космосе. Но, мне как часовщику, хочется, несмотря на колоссальную конкуренцию со стороны Швейцарии, Японии и, естественно, Китая, чтобы русские заняли свою нишу и развили мощное производство.

Konstantin Chaykin Manufacture Building

Ну что же, хочется пожелать всем вам удачи!
Спасибо!

Текст и фото: Chronoscope.ru
www.konstantin-chaykin.com











Коллекция Speedmaster отмечает 60-летие

Коллекция Speedmaster отмечает 60-летие

Konstantin Chaykin Joker

Konstantin Chaykin Joker

Полная история Speedmaster во «Временах года»

Полная история Speedmaster во «Временах года»

TAG Heuer Connected Modular 45

TAG Heuer Connected Modular 45

Parmigiani Fleurier Toric Chronometre

Parmigiani Fleurier Toric Chronometre


 

Популярное:

Лучшее за 2012 год

Лучшее за 2012 год

Победители GPHG в Москве

Победители Grand-Prix d Horlogerie de Geneve 2012 в Москве

Часы с открытым механизмом

Часы с открытым механизмом

Часы студентов МГИМО

Часы студентов МГИМО

Китайские турбийоны

Китайские турбийоны


© 2010—2016 Chronoscope.ru Хроноскоп - журнал о часах и тех, кто их носит