Interview

Trends

News

Ришар Милль

Ришар Милль (Richard Mille) рассказал журналу Chronoscope о том, почему он никогда не будет заниматься мануфактурным производством часов. Помимо этого, из интервью с владельцем компании Richard Mille читатель узнает как сделать «неубиваемый» хронометр, зачем нужно отключать ротор в автоматическом механизме, ну и еще кое-что про Алину Кабаеву.

Richard Mille

Стоит заговорить о Richard Mille, и сразу вспоминаются листы ожидания. Какие модели чаще всего в них попадают?
Очередь обычно выстраивается на новые модели, причем на несколько месяцев вперед. Но это происходит, к примеру, потому что ритейлеры и дистрибуторы делают большие предзаказы для своих постоянных клиентов. Или бывает так, что из-за успешной рекламы в какой-то отдельной стране одни модели продаются значительно лучше других – тоже возникает дефицит. Так что вряд ли можно говорить о том, что очередь выстраивается за какими-то определенными часами. В листы ожидания могут попасть самые разные модели.

В 2011 году вы выпустили ультратонкие часы RM033 Extra Flat Automatic. Кто создал для них механизм и почему вы решили обратиться к этой теме? Мода?
Мы создали этот калибр совместно с Vaucher Manufacture Fleurier. С ними наше сотрудничество длится уже много лет и порой мы делаем совершенно фантастические вещи. Что касается ультратонких часов, то они всегда были частью рынка и никуда не исчезали. Это же восхитительно, как все узлы механического хронометра слаженно работают в абсолютно плоском механизме. Для часовщиков подобные задачи — настоящий вызов. Поэтому я лично люблю тонкие часы. И вы знаете, тут вопрос не только в том, чтобы сделать все меньше и тоньше. Нужно еще учесть массу технических деталей, которые позволяют добиться стабильной работы механизма и получить хорошие хронометрические результаты.

Кто и когда придумал ротор с изменяемой геометрией?
Я вынашивал эту идею много лет, но реализована она была только в 2004 году. Многие люди не знают, что если их автоматические часы постоянно заведены до упора, это создает экстремальные условия, которые могут отразиться на точности хода. С другой стороны, чтобы механизм оставался точным, нужно также поддерживать оптимально высокий уровень завода часов. Необходимостью балансировать между этими крайними точками и было вызвано появление ротора с изменяемой геометрией. Он подстраивается под каждого конкретного человека, его форму можно изменить в зависимости от того, насколько активный образ жизни ведет владелец часов.

Отключаемый ротор, которым оснащен калибр RMAR1 – продолжение этой идеи?
Да, в нашей новой модели RM 030 выпущенной в 2011 году, эти два конструктивных решения соседствуют. Но в случае с отключаемым ротором подход немного иной. Пружина вообще никогда не закручивается сильнее чем нужно — по достижении оптимального завода ротор автоматически отсоединяется от заводного барабана. Когда же завод ослабевает, ротор снова подключается. Просто, но крайне эффективно!

Richard Mille — очень успешная компания. Планируете ли вы становиться мануфактурой или смысла в этом нет?
Мануфактурное производство — миф, возникший в конце XX века, он был реакцией на поток серийных наручных часов, который захлестнул рынок. Но на самом деле швейцарцы никогда не работали по принципу, на котором основано современное мануфактурное производство. В одной долине люди занимались созданием корпусов, в другой только сборкой часов, в третьей делали приводные колеса и другие какие-то детали. Так было в XVII веке и такая практика продолжается по сей день. Взять хотя бы турбийоны — если уже есть эксперты, которые много лет с успехом их производят, какой нам смысл начинать заниматься этим самим и начинать все с нуля? Разве можно овладеть опытом многих поколений за несколько лет? Конечно же, нет. Я работаю по древней швейцарской традиции, привлекая для каждого своего направления поставщиков, специализирующихся на этом направлении. И такая схема работает идеально, ведь над воплощением моих замыслов работают лучшие из лучших.

С кем вы сотрудничаете в производстве сложных механизмов и, в частности, турбийонов?
Мы работаем с Audemars Piguet (Renaud et Papi). Компания вовлечена в производство всех самых сложных часов, таких как турбийоны и сплит-хронографы. В этом деле они признанные мастера.

Ваши часы не выходят из строя даже на руках гонщиков и игроков в гольф. А как вы думаете, пережили бы они выступление русской гимнастки Алины Кабаевой? Может стоит выпустить часы для нее?
Я ни капли не сомневаюсь, что даже на руках Алины часы Richard Mille отлично справились бы со своими задачами. Я очень удивляюсь, когда некоторые наши модели приходят на сервисное обслуживание. Иногда владельцы устраивают им совершенно немыслимые испытания, но хронометры справляются. Дело в том, что несущие конструкции и самые важные детали механизмов изготавливаются из титана — это делает их особенно прочными. Также очень важна архитектура самого механизма, мы продумываем ее в мельчайших деталях. Сочетание этих двух факторов – залог высочайшей стабильности часов Richard Mille.

Раз уж мы заговорили о женщинах, для Richard Mille производство женских моделей — это требование рынка или имиджевый ход? Что-то вроде: «Смотрите, мы делаем часы не только для мужчин».
Женщины – это очень большой сегмент часового рынка. Разве они не заслуживают внимания? Более того, я долгие годы работал в высокой ювелирной моде и с ювелирными часами в частности, так что опыта в этой области мне не занимать. Работать с женскими часами не менее интересно, чем создавать мужские хронометры. С технической точки зрения часы для дам тоже весьма интересная задача.

А не кажется ли вам, что часы Richard Mille несколько брутальны для изящных дамских запястий?
Да вы оглянитесь, у женщин сейчас мода на большие часы, свободно висящие на запястье. Они сами могут выбрать дизайн – от элегантного и утонченного до крупного, с инкрустацией или без… у меня есть все! Richard Mille предоставляет женщинам такой широкий выбор и настолько высокое качество, что любая из них почувствует себя королевой.

Кто-нибудь из знаменитых женщин носит часы Richard Mille?
Конечно. Например, Мишель Йео (Michelle Yeoh) — официальный представитель бренда, она носит Richard Mille наряду со многими другими знаменитостями. Среди них есть известные бизнесвумен, актрисы, политики, принцессы… но разглашать их имена я не имею права.

Richard Mille выпускает лимитированные серии часов для США. Там покупатели точно могут почувствовать себя королями и королевами – ведь у них на запястье сияет хронометр выпущенный ограниченной серией. Россияне могут рассчитывать на такое удовольствие, или вы об этом еще не задумывались?
Конечно, у нас есть такие планы. Наша команда в США усиленно работает над созданием базы клиентов, интересующихся специальными сериями и что-то похожее сейчас начинается в России. Однако я считаю, что интерес к такого рода часам компании не стоит продавливать. Наоборот, надо набраться терпения, лучше пусть он появится естественным путем.

А как вы представляете себе российский рынок часов? Есть ли в нем что-то особенное?
Россия всегда несколько отличалась от других стран – ваших людей привлекает инновационный, экстравагантный и очень выразительный дизайн. При этом, русские очень щепетильно относятся к своим часам, им нужны исключительные хронометры и они очень большие запросы предъявляют к их технической стороне.

Интервью подготовил Андрей Преснов, Chronoscope.ru

Richard Mille











Коллекция Speedmaster отмечает 60-летие

Коллекция Speedmaster отмечает 60-летие

Konstantin Chaykin Joker

Konstantin Chaykin Joker

Полная история Speedmaster во «Временах года»

Полная история Speedmaster во «Временах года»

TAG Heuer Connected Modular 45

TAG Heuer Connected Modular 45

Parmigiani Fleurier Toric Chronometre

Parmigiani Fleurier Toric Chronometre


 

Популярное:

Лучшее за 2012 год

Лучшее за 2012 год

Победители GPHG в Москве

Победители Grand-Prix d Horlogerie de Geneve 2012 в Москве

Часы с открытым механизмом

Часы с открытым механизмом

Часы студентов МГИМО

Часы студентов МГИМО

Китайские турбийоны

Китайские турбийоны


© 2010—2016 Chronoscope.ru Хроноскоп - журнал о часах и тех, кто их носит