Interview

Trends

News

Паскаль Беркла, Quinting

Президент Quinting Паскаль Беркла (Pascal Berclaz) рассказал журналу Chronoscope о том, как его компании удалось воплотить в жизнь мечту всех часовщиков. Встреча с ним состоялась во время выставки Moscow Watch Expo 2011, поэтому Паскаль привез с собой несколько новинок — их фотографии опубликованы в этом материале.

Для начала, Паскаль, расскажите о своих первых часах. Какими они были?
Они появились у меня, когда я закончил учиться на инженера в университете. Это был подарок от матери с отцом. Родители, зная о моем увлечении механизмами и небом, купили мне Omega Constellation. Я люблю эти часы. Для меня символично, что Omega первой побывала в космосе. Первой на Западе, если быть точным. Если же брать историю покорения космоса в целом, то первыми были часы, с которыми летал Юрий Гагарин.

Что вы можете порекомендовать тому, кто собрался купить свои первые механические часы
Глядя на историю этой индустрии, мы увидим, что каждая заслуживающая внимания компания сделала что-то важное для часового дела. Patek Philippe, Jaeger-LeCoultre, Breguet совершенствовали механизмы, делали их надежнее, повышали их точность. Взять тот же турбийон, придуманный Авраамом Луи Бреге. Franck Muller сделала так, что циферблаты обычных наручных часов стали более удобочитаемыми. Вот на такие марки надо обращать внимание.

Чем может похвастаться Quinting?
Инженеры Quinting хотели сделать что-то похожее, оставить след в истории. Мы воплотили в жизнь мечту всех часовщиков — создали прозрачный механизм, добились того, что на циферблате остались только стрелки. Их приводит в движение разработанный нами электромеханический калибр. Он сделан силами не одного часовщика, а нескольких мастеров. Один — часовщик, другой пришел из автомобильной промышленности, есть специалисты в сфере электроники и Research and Development. Их усилиями на свет появилась совершенно новая часовая история. История будущего. Все уже знают, что наши часы носит президент Швейцарии. До Quinting он надевал в основном Rolex. Его выбор понятен, ведь на протяжении десятков лет часы Rolex были символом Швейцарии. Президент говорит, что в них максимально сконцентрирована богатая истории швейцарской часовой промышленности, ее традиции и прошлое. Но в часах Quinting он видит не только прошлое, но и будущее.

Из-за этого их стоит покупать?
Если вы хотите хорошие швейцарские часы, можно взять Rolex. В них нет чего-то сверхоригинального, зато вы покупаете совершенный механизм. Rolex делает миллион часов в год и с ним невозможно конкурировать в продажах. Если мы говорим о Quinting, мы словно погружаемся в другое измерение и время. Rolex — это old school, Quinting — new school. Rolex — отличная инвестиция несмотря на то, что компания выпускает десятки тысяч одинаковых часов. Кроме того их дизайн копируют другие марки. Quinting невозможно скопировать. Чтобы сделать такие часы, нужно купить у нас механизм, а мы их никому не продаем. Наши калибры даже в Китае не подделывают – они уникальны. Единственное исключение мы сделали для Christian Dior. Модель, в которой используется механизм Quinting называется Dior Christal Mystérieuse. В следующем году мы будем делать механизмы по заказу Hermes. Для нас важно еще и то, что Christian Dior – это компания из группы, которой принадлежат такие бренды как Hublot, Tag Heuer, Zenith. Последняя мануфактура делает лучшие механизмы в мире, их услугами долгое время пользовалась компания Rolex. Для нас особой гордостью стало то, что Джон Гальяно выбрал именно механизм Quinting для часов Christian Dior. А Hermes владеет 20% Parmigiani Fleurier, чьи калибры можно увидеть у других, весьма серьезных производителей. Они тоже выбрали нас, потому что только мы можем делать прозрачный механизм.


У этого механизма есть система защиты от сотрясений? Сапфир хоть и твердый, но хрупкий материал.
Во-первых, калибр электромеханический и мы используем энергию батареи (ее заряда хватает на 2 года), поэтому в нем не так много деталей, которые могут выйти из строя от сотрясения. И с сапфиром у нас тоже нет никаких проблем. Время не оказывает на него воздействия. Мы создали эти часы, вложив в них 7 лет своей жизни, 15 миллионов франков. Пять инженеров работали над часами и сделали прекрасный механизм.

Какого рода проблемы возникали при разработке часов?
Главной проблемой была — пыль. Нам нужно было избежать ее попадания внутрь и сделать так, чтобы она не скапливалась на прозрачных дисках. Поэтому мы собираем свои часы в белой комнате, в абсолютно стерильных условиях и сами часы герметичны. Второй сложной задачей было создать идеально круглые диски сапфира и идеально подогнать их друг к другу, ведь их форма и размер очень важны для точности хода.

На какой стадии разработки механизма вы пришли в Quinting? И каков ваш вклад, вы же не занимались часами прежде?
Проект был реализован на 80% когда я подключился к нему. И я привел инженера, который до этого трудился в автомобильной индустрии. Вместе с прежней командой мы закончили оставшиеся 20%. А по специальности я экономист, инженер R&D. На тот момент работал в банке, занимался финансовыми вложениями в промышленность. Я оценивал риски тех или иных технологий, их своевременность. Дело в том, что инженеры не интересуются денежными вопросами, они только просят денег на свои разработки. Например, в моей практике был случай – нам предложили проект по производству дешевой энергии. На бумаге все было очень гладко, но позже выяснилось, что попутно с ее производством нужно будет решать много других проблем и в итоге такая энергия будет дороже, чем покупать нефть или газ. Моей задачей как раз и было выяснять реальна технология, в которую нам предлагают вкладывать деньги или нет?

Как инвесторы сейчас воспринимают часовую промышленность?
Для больших компаний из разряда LVMH и Cartier — это привлекательная сфера. Причем, безусловно привлекательная, потому что есть такие рынки как китайский или индийский. Они сейчас раскрыты только на 5% своих возможностей. Но если компания небольшая, то ей придется бороться за рынок с такими титанами как Cartier. И вот тут стоит задуматься, ведь на развитие нужно тратить огромные деньги. Однако очень многое зависит от личности руководителя. Сумеет ли он избежать лишних трат на маркетинг? Найдет он где покупать хорошие механизмы?
Если же есть планы создать свой собственный калибр, разработчики скажут: «Ок, мы сделаем вам механизм за 10 миллионов». Но тут надо понимать, что это будет не просто 10 миллионов, а 10 миллионов и более 10 лет. Создание механизма — это долгая игра, иногда она оказывается неудачной. В общем, если кто-то собирается вложить деньги в часовую промышленность, он может выиграть очень много, но так же много можно и потерять.

Вы сказали, что рынки Китая и Индии работают на минимуме своих возможностей. Считаете ли вы их приоритетными для Quinting?
Для нас не существует одного или двух главных рынков. У нас своя стратегия, ее смысл в том, чтобы присутствовать везде. Поэтому мы не создаем собственные монобрендовые магазины, но сотрудничаем с ведущими сетями роскошных бутиков в каждой стране. Мы есть в Китае, в России, в США, В Эмиратах. Наши часы можно найти там же где и Bvlgari или Brioni. Будучи представленными везде, мы можем компенсировать проблемы в какой-то определенной точке. Если в Европе сейчас кризис, можно продержаться за счет Китая. И наоборот.

Стать игроком на часовом рынке проще, чем войти в клуб швейцарских часовщиков. Вам это удалось?
Думаю да. В этой индустрии действительно не любят новичков. Но если ты реальный инженер и предлагаешь реально инновационные решения, а не занимаешься одним только маркетингом, тебя примут. Будь ты хоть из России, хоть из Швейцарии – примут одинаково хорошо. Когда я начинал изучать математику в университете, я пользовался книгой русского математика Пискунова. Преподаватель дал мне ее и сказал, что Пискунов действительно важный человек, для тех, кто хочет понимать что-то в этом предмете. Он сказал: «Эту российскую книгу, тебе Паскаль, нужно обязательно прочитать».

Кстати, для России вы делаете специальные серии часов?
В следующем году выпустим такую коллекцию — часы, посвященные первой женщине-космонавту. Но мы делаем специальные часы и по заказу клиента – в любых корпусах, с любым декором. Если заинтересовавшийся человек придет в бутик Cassaforte или обратится к нашему представителю компании Luxor, у которой есть бутики в Москве и Санкт-Петербурге – ему все объяснят. Например, все эмалевые росписи мы делаем внутри компании (как и все остальные технические и декоративные работы). В этой эмали мы используем специальный люминесцентный материал, что-то вроде лака уруши, который не требует фотозарядки. Мы можем создавать циферблаты с любыми рисунками, персонализировать их как угодно. В нашей коллекции есть модель индикатором лунных фаз. Там Луна и Земля на циферблате, спутник то выглядывает, то скрывается за нашей планетой. А ее внешний вид индивидуален для каждого клиента. Мы рисуем на сапфировом диске ту часть Земли, в которой живет владелец часов.

Прозрачный браслет, как дополнение к прозрачному циферблату, можете сделать?
Технически да, но идеологически это совсем другая игра. Тут уже речь больше о дизайне, моде, а не о часовом деле. Мы не путаем украшательство с производством уникальных часов.

Тогда в чем же вы видите развитие?
Например, в создании новых усложнений. Мы недавно выпустили часы Cyclone с устройством, компенсирующим воздействие силы гравитации – таков наш ответ турбийону. От усложнения тот же эффект, только оно работает всегда, вне зависимости от того в каком положении находятся часы. Диски индикаторов двигаются по-разному. Секундное колесо движется в направлении противоположном другим колесам. В зависимости от положения руки, они то ускоряются, то замедляются. И этим компенсируют погрешности хода друг друга. Quinting Cyclone — превосходный пример движения вперед.


Quinting Cyclone — часы с механизмом, компенсирующим воздействие сил гравитации на ход часов. Более того, система справляется и с более заметными воздействиями, такими как, постоянное движение рук. Часы состоят из 186 частей, в механизме задействованы 9 абсолютно параллельных сапфировых дисков.


Quinting Ghost — новый хронограф с тахиметрической шкалой. Кнопки хронографа и заводная головка декорированы бриллиантами и рубином.


Quinting Eternity — часы, в которых все внимание сфокусировано на золоте — благородном и вечном металле. Из него сделан корпус, стрелки, застежка ремешка. Эти часы, по словам Паскаля Беркла — превосходный объект для инвестиций.

Интервью подготовил Андрей Преснов, Chronoscope











Citizen Tourbillon Y01

Citizen Tourbillon Y01

Carl F. Bucherer Manero Tourbillon

Carl F. Bucherer Manero Tourbillon

Jaquet Droz Petite Heure Minute Relief Seasons

Jaquet Droz Petite Heure Minute Relief Seasons

Longines Heritage 1945

Longines Heritage 1945

Mühle-Glashütte Lunova

Mühle-Glashütte Lunova


 

Популярное:

Лучшее за 2012 год

Лучшее за 2012 год

Победители GPHG в Москве

Победители Grand-Prix d Horlogerie de Geneve 2012 в Москве

Часы с открытым механизмом

Часы с открытым механизмом

Часы студентов МГИМО

Часы студентов МГИМО

Китайские турбийоны

Китайские турбийоны


© 2010—2016 Chronoscope.ru Хроноскоп - журнал о часах и тех, кто их носит