Interview

Trends

News

Бернхард Ледерер, BLU

Независимый часовщик Бернхард Ледерер (Bernhard Lederer) рассказал о том, как и для кого он создавал уникальные часы Gagarin Tourbillon, посвященные первому полету человека в космос. Интервью записал Всеволод Бернштейн, известный еще как блогер swiss-4asovoy

Бернхард, как вам пришла идея создания Гагарин-турбийона?

Один бизнесмен из России заказал маркетинговое исследование с целью найти в Швейцарии компанию, которая могла бы сделать часы, посвященные полету Юрия Гагарина. За два года он рассмотрел предложения от 20 компаний, а выбрал нас. Для меня это еще одно подтверждение того, что наша компания двигается в правильном направлении, мы развиваемся хоть и медленно, но твердо.

У заказчика была своя концепция часов или какие-то идеи?

Ничего. Он просто сказал: «Сделайте что-то, что напоминало бы о полете Гагарина». И это самое трудное. Заказчик ведь может сказать: «Я хочу, чтобы это было так и так». В таком случае вы получаете направление в развитии проекта. Но когда вам говорят: «Я полностью доверяю вам, делайте, что хотите, но это должно быть прекрасным, выдающимся», – тогда работать труднее.

Что стало ключевой идеей проекта?

Интерпретация времени и чувство времени. Парящий орбитальный турбийон совершает один оборот вокруг циферблата за 108 минут — 108 минут, которые Гагарин провел в космосе. Я считаю эти 108 минут самыми важными для прошлого столетия. Кто-то может возразить, что гораздо более важным было время, потраченное на разработку бензинового мотора, факсимильного аппарата или интернета. Но это касается областей, в которых у человечества уже был опыт. У космического полета есть серьезное отличие – никогда прежде человек не был за пределами земной атмосферы, вне Земли. Если вы опускаетесь под воду, или взлетаете в небо, — все это вы можете наблюдать в природе, вы можете учиться этому у природы. Но полет в космос – это абсолютно уникальный опыт.

Пока мы работали над проектом, мы пережили очень много волнующих и забавных моментов. Вся жизнь компании была посвящена этой теме. Мы начинали день с того, что делились новой информацией, которую каждому удалось узнать о полете Гагарина. Делились идеями о том, как эту информацию можно использовать при изготовлении часов. Например, есть замечательная история о том, как Гагарин упустил из рук карандаш, когда пересек точку нулевой гравитации и началась невесомость, этот карандаш был его единственным инструментом для ведения записей, для документирования происходящего, и он уже не смог его поймать. Так на часах появилась красная дуга «Нулевая гравитация», которая обозначает время, проведенное Гагариным в невесомости. На замке, фиксирующем лупу, выгравирована знаменитая фраза «Поехали!». Таких звеньев связующих часы с реальной историей очень много.


Как вы пришли в часовое дело, это был ваш собственный выбор или влияние семейных традиций?

Я родился в Германии, в Штутгарте. В моей семье не было часовщиков. Отец был социальным работником, дедушка был учителем. Папа строил и коллекционировал рождественские пирамиды, игрушки, которые вращаются от тепла горящих свечей. Я тоже увлекался этим и даже собирался стать архитектором.

В какой-то момент я осознал, что понимаю суть механизмов. В юности я иногда, чтобы заработать денег, брался ремонтировать старые неисправные часы. Чаще всего достаточно было просто почистить и смазать механизм. Однажды в мои руки попали старые настольные часы, и у меня никак не получалось отремонтировать их. Я их перебрал, полностью почистил, но они все равно останавливались через пять минут. Тогда пришлось изменить ход своих рассуждений, вместо того, чтобы думать, что делаю что-то не так, ремонтируя эти часы, я предположил, что часовщик, изготовивший эти часы, сделал что-то неправильно. Для меня это стало значительным шагом вперед. Я нашел очень простую деталь, которая была не на своем месте, исправил положение, и часы пошли. Именно тогда я почувствовал, что по-настоящему увлекся часовым делом. Позже я начал даже коллекционировать часы, которые из-за своих конструктивных дефектов не могут работать как следует. В мире их оказалось очень много. Особенно часто они стали появляться в последние годы и коллекционирование потеряло свой смысл.

Я уже больше тридцати лет в часовом бизнесе, был одним из первых членов Международной Академии Независимых Часовщиков. Видел много часовщиков-кинозвезд, которые зажигались на год на два, все вокруг говорили: «Какие часы! Ты должен делать такие же!» Но я отвечал: «Нет, дайте мне идти своим путем». Звездные часовщики исчезали, про них уже никто не помнил через пару лет, а я все еще здесь.
Для меня часовое дело – это, прежде всего, концентрация на идеях. Это сотни лет размышлений на тему того, как можно уловить Четвертое измерение – время. До сих пор это никому не удалось, но люди продолжают пробовать.

Интервью подготовил Всеволод Бернштейн, блог «Швейцарский Часовой»











Vacheron Constantin Les Cabinotiers Celestia Astronomical Grand Complication 3600

Vacheron Constantin Les Cabinotiers Celestia Astronomical Grand Complication 3600

Barrelhand Project 1

Barrelhand Project 1

Halda Trackmaster

Halda Trackmaster

Carl F. Bucherer Manero Peripheral

Carl F. Bucherer Manero Peripheral

Casio G-Shock Mudmaster Maharishi

Casio G-Shock Mudmaster Maharishi


 

Популярное:

Лучшее за 2012 год

Лучшее за 2012 год

Победители GPHG в Москве

Победители Grand-Prix d Horlogerie de Geneve 2012 в Москве

Часы с открытым механизмом

Часы с открытым механизмом

Часы студентов МГИМО

Часы студентов МГИМО

Китайские турбийоны

Китайские турбийоны


© 2010—2016 Chronoscope.ru Хроноскоп - журнал о часах и тех, кто их носит